Хельсинки и финский дизайн

Родина причудливых форм

Ксения Кошелева для © STOP in Finland (Сентярь, 2011) 

Как бы наивно это ни звучало, но дизайн может спасти мир
(официальный сайт Хельсинки – Столицы мирового дизайна–2012)

Для меня самое удивительное в финском дизайне – это его повседневная неизбежность. Живя в Финляндии, можно совершенно искренне полагать, что не интересуешься местными брендами, и при этом по утрам пить молоко из стакана, созданного Каем Франком, покупать на кассе в супермаркете марки по эскизам Тапио Вирккалы и ежегодно получать в подарок рождественских эльфов Aarikka. И хотя порой финны устало вздыхают при одном упоминании о Marimekko ( за распространённость продукцию компании уже можно отнести к «поп-дизайну»), но всё-таки любовь к отечественным именам остается отличительной чертой потребительского рынка.

При всей своей индивидуальности финские дома – это всегда немного дежавю: Arabia и Iittala – на кухне, Finlayson – в спальне, Artek и Pentik – в гостиной. Сначала удивляясь, затем восхищаясь, в какой-то момент начинаешь думать, что столько людей просто не могут ошибаться!

От эпоса до современности

По политическим и экономическим причинам Финляндия довольно долго ждала момента, когда же можно будет сделать первый шаг на пути к собственному стилю: финский дизайн начал развиваться только во второй половине 19 века. Но вот его эстетика была определена намного раньше: бесхитростность линий, плавность очертаний, любовь к натуральным материалам, озерная прозрачность стекла и тепло дерева, – будущие формы уже были навеяны северной природой.

Финские дома – это всегда немного дежавю.

Финны до сих пор любят естественные цвета: взять хотя бы подсвечники Kivi, которые есть в каждом доме, – по ним можно проследить всю гамму природных оттенков. Мшистый зеленый, водный голубой, песочный, морозный матовый… Негласной точкой отсчета для финского дизайна стал 1874 год, когда заработал первый фарфоровый завод страны – Arabia, до сих пор диктующий моду на суповые тарелки и чайные блюдца.

Официальным же стартом принято считать 90-е годы: тогда первые дизайнеры определились с направлением и, следуя моде, стали черпать вдохновение в популярном художественном течении карелианизм, обращаясь к сосновым пейзажам Карелии и рунам «Калевалы». Довольно скоро эпическая таинственность нового финского стиля соединилась с изящными тонкими линиями модного в Европе арт-нуво, и родился национальный романтизм – тот самый, что встречает нас в центре Хельсинки: гранитная облицовка фасадов, неровные шероховатые поверхности, подчеркнутая «сказочность» природы, – песни северных скал на городских улицах.

Но, пожалуй, это обращение к фольклору было пусть и серьезным, но единственным всплеском романтики в архитектуре и бытовом дизайне, потому что к тридцатым годам 20 века Финляндия уже покоряла выставки в Стокгольме, Милане, Париже и Нью-Йорке с новой концепцией «целесообразного» дизайна. Именно целесообразность имел в виду «отец модернизма» Алвар Аалто, когда акцентировал внимание на ответственности автора за глубочайший анализ человеческой жизни.

Так на свет появились эпохальный трехногий табурет № 60, трехмерная ваза и гнутое кресло Paimio № 41, а в финском стиле стали заметны ярко выраженные черты классического функционализма. Страна выбрала свое направление.

Суровое обаяние финского стиля

«Вещи созданы не для того, чтобы очаровывать, а для того, чтобы работать» – словами Кая Франка, одной из самых харизматичных фигур в истории финского дизайна, вкратце можно описать то, чему посвящены тома литературы по скандинавскому стилю. Франк категорически отрицал идею дизайна во имя дизайна, хотя сам создавал настоящие шедевры: его вазы, тарелки и графины являются и революционными, и каноническими одновременно.

В одном из интервью Франк признался, что считает идеальной моделью для творчества калакукко – национальный пирог, в котором рыба запекается в буханке ржаного хлеба: форма, помноженная на содержание, и ноль отходов в результате. Пусть и не достигнув эргономичности калакукко, финский дизайн всегда был нацелен на сочетание эстетических и потребительских свойств. И в послевоенные годы, и в период 70-80-х финны продолжали доказывать, что функциональность может быть красивой, стулья – удобными не за счет подушек, а из-за продуманной формы спинки и сиденья, столовая посуда –легко комбинируемой, безыскусной и нарядной одновременно.

Что еще немаловажно, финский дизайн всегда материализован. Он приятен на ощупь, тепло или прохладу вещей чувствуешь кончиками пальцев. «Материал влечет за собой возможности для творчества, он призывает дизайнера к работе», – не раз повторял гениальный Тапио Вирккала.

Материал дает человеку знание «вещей начала», открывает ему власть над ними. Впрочем, это уже строчки из «Калевалы», но и они многое объясняют в интерьерах финских домов. В современном финском дизайне содержанию и предназначению по-прежнему отводится очень важная роль. Даже в совершеннейших мелочах. Например, у меня дома есть «Снежок» – lumipalo, придуманный Анне Косонен. Это популярный сувенир, который можно купить в Музее современного искусства или Музее Дизайна. На первый взгляд, это просто восхитительная безделушка, белоснежный комок, сжав который можно услышать скрип снега.

Это восхитительная безделушка, белоснежный комок, сжав который можно услышать скрип снега…

Но, конечно, искусство есть искусство, и очевидное не значит правильное: круглый снежок наполнен смыслом, он успокаивает, вызывает в памяти воспоминания детства, незаметно снимает любую усталость и, кроме того, прекрасно смотрится в одном ряду с интерьерными украшениями из дерева и стекла. Так же, как и пятьдесят лет назад, – практичная применимость, радующая глаз.

Столичные «штучки»

При слове «дизайн» воображение чаще всего рисует что-то очень конкретное: обложку книги, принт на ткани, изгиб мебели… Но бывает и так, что в сознании возникает картина целого города. Те, кто будучи в Хельсинки не поленился выйти за границы «модных» Ууденмаанкату, Эроттаянкату и Эспланады, наверняка поймут, что я имею в виду: творческие задумки уже давно выплеснулись за пределы витрин, галерей и интерьерных салонов столицы и являются частью ее повседневной и повсеместной жизнедеятельности.

Дизайн в Хельсинки – это не только мода, но и менталитет. Музей дизайна, Дизайн-квартал, абажуры в форме перевернутых капкейков, переливающийся перламутровый трамвай, каплевидные стулья, полёт фантазии в оформлении фасадов домов и десертов в кафе, – это лишь то, что находится на поверхности.

Через какое-то время становится понятно, что сам город продуман и спланирован для жизни таким образом, что полностью отвечает уже упомянутой дизайнерской формуле: внешняя эстетика плюс функциональность содержания. Автобусы и трамваи, в которые без труда может заехать человек на инвалидной коляске; 80 специальных парков для выгула собак; 1200 км велосипедных дорожек только в черте города – всё это тоже дизайн. Дизайн для жизни.

Хельсинки неслучайно претендовал (и совсем не случайно получил) на статус Мировой столицы дизайна–2012: принимающий решение Международный совет отметил круглосуточный ритм жизни города, грамотно организованную систему общественного транспорта, гармоничное сочетание исторической и современной архитектуры и даже то, как удалось вписать в городской пейзаж бесчисленные парки, гранитные скалы знаменитых столичных зайцев.

И хотя столичная пресса до сих пор волнуется, что два года – это слишком небольшой срок для подготовки к такому ответственному мероприятию (для примера, европейским культурным столицам дается пять лет на организационные хлопоты), но как раз в этом и есть особенность Хельсинки. Городу практически и не надо готовиться. Он развивается для своих жителей по всем правилам того самого классического функционализма. Впрочем, возвращаясь к Дизайн-кварталу, отметим: на его двадцати пяти улицах в желании привлечь внимание соревнуются владельцы баров, ресторанов, бутиков, гостиниц – почти двести точек на арт-карте столицы, каждая из которых формирует будущие тенденции.

Идеальный день в Дизайн-квартале – это неспешная прогулка, разглядывание витрин и каталогов, чашка кофе в Café-bar № 9, летом – авторские замороженные йогурты в Kippo, зимой – восхитительные фрикадельки с пюре в Sea Horse. И, конечно, обязательный визит в Музей дизайна, чтобы своими глазами увидеть, как эволюционировали важнейшие предметы обихода: кофейные чашки, сотовые телефоны Nokia и кресла (к последним финны испытывают самые нежные чувства, может, потому, что они как таковые напрямую соотносимы с национальной идеей молчаливых раздумий и созерцаний).

Как пройти в главные музеи Хельсинки (в том числе, в Музей Дизайна) бесплатно, читайте здесь!

Пять дизайнерских брендов, которые можно растащить «на сувениры» (ещё больше про лучшие сувениры из Хельсинки рассказано в этом посте):

• Kalevala – украшения и аксессуары

История самой известной ювелирной компании страны началась в 1935 году. Тогда писательница Эльза Хепораута выступила с идеей установить памятник Финской Женщине. Для того чтобы собрать необходимые средства, было решено создать коллекцию по эскизам старинных карельских украшений, найденных при раскопках. Этот спонтанный бизнес-проект оказался на удивление успешным: идея подчеркнуть женскую красоту и одновременно прославить женскую силу духа пришлась по вкусу всем, прежде всего первой леди страны Кайсы Каллио, которая первой примерила изящную цепочку с ландышем. Сегодня, несмотря на огромный объем производства, дизайнерский коллектив по-прежнему считает, что каждая пара сережек и каждый браслет Kalevala Koru исключительно индивидуальны.

Современность переплелась с историей, бронза превратилась в аквамарины, топазы и лунные камни оправились золотом и серебром, но бестселлерами по-прежнему остаются серебряные подснежники, медведи и маленькие птички, будто спорхнувшие со страниц эпоса. Да, они не бросаются в глаза, как, например, знаменитые цикламеновые маки Marimekko. Но с точки зрения финских женщин, именно такими неуловимыми и должны быть элегантность и стиль, проверенный десятилетиями. http://www.kalevalakoru.com

• Paola Suhonen (IVANAhelsinki) – одежда

Компания, основанная в 1998 году дизайнером Паолой Сухонен и ее сестрой, стала первым финским брендом, принявшим участие в неделе высокой моды в Париже в 2007 году и попавшим на страницы Elle и Vogue. По словам самой Паолы, её платья и туники – это винтаж 60–70-х в сочетании с прозрачностью скандинавского дизайна и нотками славянской меланхолии (только вот в ее интерпретации меланхолия окрашена в очень жизнерадостные цвета).

Кстати, с недавнего времени в книжных магазинах можно купить блокноты, дневники и косметички с размашистой подписью дизайнера и магическими словами Homemade in Finland: всё в IVANAhelsinki сшито в Финляндии и из финских тканей материалов, а потому качественно и патриотично до самой последней пуговички. http://www.ivanahelsinki.com

• Ойву Тойкка (Iittala) – декоративная серия «Птицы»

Хотя знаменитый проект Ойву Тойкка выходит под торговым знаком дизайнерской компании Iittala, но все равно птиц, созданных этим стеклянных дел мастером, в Финляндии принято называть по имени автора – Птицы Тойкки. Уже несколько десятилетий они стаями и поодиночке живут на полках, подоконниках и лоджиях большинства финских домов, иллюстрируя все многообразие финской фауны: круглоглазые и круглоголовые совы, нахохлившиеся перепелки, белоснежные куропатки, иссиня-черные ибисы… Плавные изгибы, нежные цвета и непередаваемая трогательность, – каждую из них так и хочется взять в ладони.

Первую птичку, маленькую мухоловку из семейства воробьиных, дизайнер создал в 70-х и сейчас не скрывает удивления от того, что этот «интерьерно-орнитологический» проект оказался настолько бесконечным. С одной стороны, финны сетуют на то, что стеклянные фигурки заполонили их жилища и против воли превратили владельцев в коллекционеров, а с другой – ожидание новых и новых пернатых уже стало хорошей традицией, поэтому в 2007 году компания Iitala привлекла к проекту новых дизайнеров – Ану Пенттинен и итальянского скульптора Джорджио Винья. Теперь птиц должно хватить на всех.

• Julia Lundsten (FINSK) – женская обувь

«Изысканные», «божественные», «безупречные»… Это лишь малая часть эпитетов, которыми наградил туфли Юлии Лундстен небезызвестный Маноло Бланик. Молодой дизайнер возродила моду на деревянную обувь, придумав необыкновенные структурные каблуки из финской березы и разрушив миф о том, что комфорт и женственность несовместимы. Это только с первого взгляда обувь Лундстен кажется слишком фантастической и даже непригодной для носки. Но ведь мы говорим о финском дизайне, а значит, каждая пара продумана до мелочей: сама Юлия сравнивает свои туфли со стульями, где подошва, каблук и танкетка – это устойчивые ножки. Вполне объяснимое сравнение для человека, родившегося в семье архитектора и дизайнера по интерьерам. http://www.finsk.com

• Global Hope – экодизайн

Global Hope уже десять лет разрабатывает недорогие коллекции из вторсырья для «законодателей мод с экологическим складом мышления»: одежда, обувь, сумки, аксессуары и украшения – концептуальные браслеты из компьютерных клавиш и цветочные броши из молний. «Мы думаем об экологии, этике производства и эстетике внешнего вида», – говорится в пресс-релизе компании.

На самом деле это не что иное, как сочетание, к которому в идеале стремится вся финская легкая промышленность, поэтому в 2006 году Global Hope получил награду в области Искусства и Культуры от Министерства культуры Финляндии. Продукцию бренда можно найти в одиннадцати странах Европы и практически во всех финских городах. http://www.globehope.com

#finland #helsinki #финляндия #helsinki #design #дизайн

Ксения Кошелева

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s