ИноСтранный Хельсинки

Ксения Кошелева для © STOP in Finland (Апрель, 2013)
В 70-х годах прошлого века словосочетание «многонациональная Финляндия» можно было отнести к области социологической фантастики. В конце 90-х оно символизировало перемены и возможный сценарий будущего страны в составе ЕС.

Сегодня многонациональность Суоми – констатация факта. Да и туристы не прочь: выпить утренний кофе в семейной немецкой пекарне, поужинать в тайском ресторанчике, купить домой не только привычной копченой рыбы и шоколада, но и марокканских пряностей. Насладиться одной страной и, как сувенир, получить целый мир в миниатюре.

Как все начиналось

Сто лет назад нечто подобное уже происходило. В начале XX века, когда Финляндия все еще входила в состав Великой Российской империи, количество иностранных подданных, проживающих в Гельсингфорсе по отношению к местному населени, было таким же внушительным, как и в XXI. И так же бросалось в глаза. В своих воспоминаниях Вяйнё Таннер, видный политический деятель Финляндии, не без грусти отмечал, что на рубеже веков «финское присутствие в столице нигде не чувствовалось». Свою удачу на столичных тори и кату искали швейцарские сыроделы, норвежские промышленники, еврейские лавочники, итальянские мороженщики, татарские торговцы коврами, русские промышленники.

Неудивительно, что уже тогда одна пятая браков заключалась между супругами, говорящими на разных языках! Более того, Таннер добавлял, что «финны жили как иммигранты в своей стране». И если это и было литературным преувеличением, то лишь отчасти: действительно, на улицах и площадях повсеместно звучала иностранная речь, и даже в торговых залах «Стокманна» к местным жителям по привычке все еще обращались на шведском языке.

Именно тогда и возник знаменитый сленг Хельсинки (Stadin slangi), современный вариант которого до сих пор можно услышать в столичных трамваях и на рыночных площадях. Сленг – своеобразный историко-лингвистический памятник, на сленге говорит и молодежь, и чинные старушки, гордясь тем, что их не понимают «приезжие» из Турку, Оулу или Котки. Он, как тесто, замешан на шведском, финском и немецком с вкраплениями английского, итальянского (donna – «девушка») и, конечно, русского (voda, mesto, snaijata от «знать», safka, или «еда», от слова «завтрак»).

Последнее вполне предсказуемо, ведь к началу XX века в Гельсингфорсе прочно обосновались потомки купеческих династий со звучными фамилиями Sinebrychoff, Wavulin, Koroleff, Kisileff, Kavaleff, чиновники канцелярии, военнослужащие с семьями, православные священнослужители, приближенные императорского двора… И это не считая романтично настроенной творческой интеллигенции Серебряного века, которая периодически приезжала из Петербурга в Финляндию, чтобы предаваться «мечтам о временах протекших», и дачников Карельского перешейка, чей дачный сезон у северных соседей мог длиться годами.

Но после обретения независимости в 1917 году процент иностранцев в столице, да и по всей стране, стал постепенно уменьшаться. Настолько, что в 70-х годах прошлого столетия Финляндия достигла пика этнической однородности населения.

Дежавю

Впрочем, известно, что история не боится повторений. И в 90-х годах XX века в Финляндии снова произошло нечто беспрецедентное: количество иностранцев, прибывших в страну, впервые превысило число финнов, ее покинувших. Причин для таких неожиданных перемен было несколько: закон о репатриации ингерманландских финнов президента Мауно Койвисто, согласно которому на историческую Родину вернулись не менее 30 000 человек, военный конфликт в Сомали, вследствие которого Финляндия приняла первую группу беженцев, и вступление страны в ЕС. Сегодня даже несмотря на то, что в сравнении с Германией, Швейцарией или даже Швецией миграция в Финляндию еще относительно новое явление, ее «мононациональность» осталась в прошлом.

Из страны, откуда в начале XX века сами финны уезжали в США, Канаду и Австралию, Финляндия превратилась в государство, куда стремятся, то есть державой добровольной миграции. В конце 2011 года число иностранных граждан в Финляндии составило 262 130 человек, или 4,9% от общего населения. Десятку самых многочисленных групп возглавили бывшие союзные республики (50 457); Эстония (29 404), Швеция (29 186), Россия (8 889) и Сомали (8,767). За ними следуют Ирак, Китай, Таиланд, бывшая Югославия и Германия. Русский язык, соответственно, составляет самую большую группу иностранных языков – на нем говорит каждый пятый из всех проживающих в Финляндии иностранцев.

Во избежание излишней идеализации стоит сказать, что осознание (и принятие) того факта, что за пару десятилетий лесная-озерная Финляндия вдруг стала интернациональной, оказалось не самой простой задачей. Чего и следовало ожидать. До сих пор на вопрос о количестве населения большинство жителей по привычке ответит – 5 миллионов. Хотя эта круглая цифра давно осталась в 90-х годах: к 2013 году население возросло на 400 000 – цифра для Финляндии очень значительная.

Столичные иностранцы

Достаточно провести десять минут в ожидании автобуса на оживленной Вокзальной площади, чтобы понять, что из всех финских городов Хельсинки самый интернациональный. И если официальные 9% вам ни о чем не говорят, то красноречивей любой статистики окажутся соседи по остановке: индийские семьи с колясками, в которых сидят не по погоде укутанные дети, шумные стайки сомалийских девушек с серьгами до плеч и филиппинские медсестры, возвращающиеся со смены в больнице. Мимо важно проплывут, шурша огромными бархатными юбками-кринолинами, финские цыганки – рома, а водитель подъехавшего автобуса окажется турком с безукоризненным финским.

К основным этническим группам (национальным меньшинствам), проживающим в Финляндии, относятся саамы, русские, финские цыгане, финские евреи и финские татары. В целом, по приблизительным подсчетам Магистрата Хельсинки (Maistraatti), в столице проживают представители более чем 165 стран, а на улицах можно услышать не менее 150 различных языков мира.

На сегодняшний день основными причинами, по которым приезжают в столицу (и по которым выдается разрешение на пребывание – oleskelupa), остаются учеба и работа. Например, бесплатное высшее образование (в частности, магистратура и докторантура) и заинтересованность концерна Nokia в иностранных специалистах. В связи с последним возрастает и количество прошений на воссоединение семьи: иностранные специалисты, или «экспаты» (от «экспатриация»), как они, полушутя, называют себя, выписывают жен и детей, чтобы поддерживать друг друга в стране сложного языка, бесконечной зимы и высоких цен.

По прогнозам, к 2030 году количество гостей столицы, проживающих временно или постоянно, должно удвоиться, что совсем не так уж и сложно представить. (дальше три вставки, может, отдельными боксами по краям этой части?)

Финские цыгане (Suomen romanit, рома или каале)

История финских рома началась в XVI веке, когда король Швеции Юхан III распорядился выслать всех бродячих цыган из губернии Норрланд в «Восточную Швецию», то есть современную Финляндию. Сегодня община насчитывает порядка 10 000 человек, впрочем, уже давно не ведущих кочевой образ жизни. Современные финские каале ездят на автомобилях и живут в многоэтажках, но интеграция их в финское общество (начавшаяся еще в 1809-м, когда Финляндия вошла в состав Российской империи) еще далека от завершения.

Прежде всего, цыгане, как свободолюбивая нация, всегда настороженно относились к попыткам принудительной ассимиляции. И потом сложно идеализировать повседневные взаимоотношения между рома и финнами: историческое прошлое, тесно переплетенное со стереотипами, до сих пор отражается в проблеме трудоустройства цыган. Но уже за последние два десятилетия ситуация изменилась к лучшему: в 1995 году каале получили статус национального меньшинства, а в 1998-м такой же статус был присвоен их языку (государственная радиовещательная компания даже транслирует новости на цыганском).

Все больше рома хотят получить образование и работать в области социальной поддержки, легкой промышленности, IT или традиционно в сфере коневодства. Или взять, к примеру, колоритных цыганок, которые до сих пор ходят в черных блузках и необъятных бархатных юбках в пол, украшенных серебряным кружевом, – за ношение национального костюма правительство Финляндии выделяет им социальную помощь. Так что женская половина рома зарабатывают тем, что ежедневно подчеркивают многонациональность страны.

Финские татары (Suomen tataarit)

Старейшая мусульманская община в Скандинавии. Первые финские татары, торговцы мехами и тканями, приехали из деревень Нижегородской губернии еще в конце XIX века. Когда же Великое княжество Финляндское прекратило свое существование, многие предпочли осесть в Гельсингфорсе и продолжить успешную торговлю. На сегодняшний день татарская диаспора в Финляндии насчитывает около 1 000 человек, проживающих в основном в Хельсинки, Турку и Тампере. Это пример полной, если не сказать блестящей интеграции в финское общество: среди финских татар есть и юристы, и врачи, и предприниматели, и экономисты, и спортсмены, и при этом общине удалось сохранить традиции и язык своего народа на протяжении уже пяти поколений.

Финские саамы (Saamelaiset)

Саамы – единственные коренные народы Севера, населявшие территорию современной Финляндии и Скандинавии еще 10 000 лет назад, задолго до прихода, собственно, финнов (саамы также проживают на территории Норвегии, Швеции и России). Численность саамов в Финляндии составляет около 8 000 человек, и подавляющее их большинство живет в Лапландии, занимаясь оленеводством и народными промыслами.

Несмотря на то что именно в Финляндии был создан первый в мире политический орган саамов (Саамская делегация, ставшая в 1996 году Саамским парламентом), полная идиллия в финско-саамских отношениях пока еще не наступила. С одной стороны, саамелайсет пользуются культурной автономией, то есть имеют конституционное право на сохранение и развитие своего языка и культуры, а с другой – Финляндия до сих пор медлит с ратификацией Конвенции ООН о правах коренных народов. Это, в частности, замедляет решение столь важного для саамов вопроса о землевладении на исконных саамских территориях.

Этническая кухня

Многонациональность в столице можно не только увидеть и услышать, но и попробовать на вкус: подцепить на вилку, подхватить палочками, просмаковать до последнего, подбирая капли соуса лепешкой наан. Каждый пятый ресторан в Финляндии – этнический. А в столице – каждый четвертый (хотя, честно говоря, возникает ощущение, что они расположены буквально на каждом углу). В общей сложности этнических ресторанов более полутора тысяч по всей стране.

Эту картину едва ли можно было представить себе еще тридцать лет назад: ароматный карри, сочные цыплята тандури, гуакомоле и шокирующий для молочно-ржаной финской кухни вкус кайенского перца появились лишь в 90-х годах вместе с эмигрантами и иммигрантами новой волны. Несмотря на все гастрономическое разнообразие, во главе этнической кухни по-прежнему находится дёнер-кебаб: кебаб-пиццерий в Финляндии больше всего, и практически половина турецких иммигрантов (44%) работают в ресторанном бизнесе. Следом идут китайские и вьетнамские ресторанчики, затем индийские и непалийские – судя по их популярности, финнам не хватало острых вкусовых эмоций, которые как раз и восполнила своими соусами и экзотическими сочетаниями продуктов азиатская кухня.

Большинство этнических ресторанов – семейный бизнес. По данным столичной компании Yritys Helsinki, оказывающей поддержку начинающим предпринимателям, около 40% их клиентов переехали в Финляндию из других стран. Как оказалось, иностранцы не боятся стартап-проектов (от англ. start-up), охотно начинают собственный бизнес, более того – их начинания оказываются намного долговечнее, чем проекты исконно финского малого бизнеса.

Конечно, одна из причин готовности рискнуть – проблемы с трудоустройством. Парадоксально, но факт: для иммигрантов открыть собственный ресторанчик порой намного проще, чем освоить финский язык и получить работу официанта.

Топ-5 этнических ресторанчиков в Хельсинки:

• Fafa’s Чрезвычайно модный и стильный фастфуд, раскрывший финнам секрет правильного фалафеля (жаренных во фритюре шариков из нута с пряностями). Владелец – израильтянин Дорон Каравани уже успел прославиться домашними питами с жареным сыром халуми далеко за пределами Большого Хельсинки. Как результат – свободных мест в бистро почти никогда не бывает. Iso Roobertinkatu 2 и Viihonvuorenkatu 10
• Himalaya Среди трех китов столичной непальской кухни – ресторанов «Mount Everest», «Everest» и «Himalaya» – последний старейший. Он открылся еще в 1993 году, став первым непальским рестораном как в Хельсинки, так и в Финляндии. За эти годы его владелица, Манью Шарма, уже почти «приучила» столичных жителей к острым соусам чатни. Ratakatu 1b
• Maithai Очень маленький и весьма популярный ресторанчик тайской кухни с несколькими видами аппетитной лапши и огнедышащими приправами. Владелица по имени Малее (она же порой официантка, но чаще всего шеф-повар) – довольно суровая, но необыкновенно вкусно готовящая жительница Бангкока, открывшая ресторан пятнадцать лет назад совместно с мужем-финном Петри. Annankatu 31-33
• Kuningatar Saba («Царица Савская») Скромный как снаружи, так и внутри (впрочем, как и большинство ресторанов в Финляндии), но хорошо известный гурманам ресторан эфиопской кухни. Владельцы – очаровательная пара Самуэль и Хелена – представили в меню все самое драгоценное из своей национальной кухни. Но, кажется, до сих пор не могут свыкнуться с популярностью лепешек инджера и нежнейшего тыбс (жареной говядины в остром соусе). Поэтому стоит запастись терпением – готовят долго. Mechelininkatu 8 (вс и пн закрыт, в другие дни с 17:00 до 23:00)
• Dong Bei Hu Кажется, что китайские рестораны уже не могут удивить, и в их меню есть всего три основных вкуса. Но в Dong Bei Hu, существующем с 2006 года, как раз стараются избежать клише в приготовлении блюд. Владельцы – китайско-финская семейная пара – считают аутентичность как минимум делом чести, поэтому даже стандартный кисло-сладкий соус здесь как будто немного другой. Korkeavuorenkatu 47

Этнический шопинг

Во всех крупных (и даже не очень) городах Финляндии обязательно найдутся лавочки, торгующие этническими продуктами. Заветные места с россыпями кукурмы, индийского тмина, ароматного листового чая, риса в басмати в мешках до потолка. Только здесь можно купить свежий инжир, липко-сладкую турецкую пахлаву, корейское острое кимчхи, водяной орех, настоящий соевый соус и тысячу приправ и смесей разной степени пряности. Также специи, крупы и сладости продаются на местных крытых рынках (Kauppahalli). В столице «охотиться» за этническими ингредиентами нужно в следующих местах:

• Крытый рынок Хаканиеми (Hakaniemen Kauppahalli): здесь у улыбчивых продавцов можно купить специи, чай, сладости. Хотя, если быть точными, этнический мир районов Хаканиеми-Каллио начинается даже раньше, с вестибюля станции метро Hakaniemi, где расположен магазинчик Jasmine Rice.
• Улица Hämeentie и прилегающие к ней улочки (станция метро Hakaniemi). Здесь расположено не менее двух десятков африкано-азиатско-арабских супермаркетов и лавочек. В некоторых можно купить не только продукты, но и одежду. Главные адреса: Indian Market (Hämeentie 5); Voan (www.viivoan.fi, Hämeentie 3); Global Shop (Hämeentie 5B); Maharaja Afro-Asian Market (Hämeentie 5); Восточный супермаркет (www.orientalsupermarket.fi, Sörnäisten rantatie 3).
• Супермаркеты сети K-market. В последнее время здесь тоже можно найти этнические продукты: консервированный бамбук, рисовую лапшу или даже сгущенку (особенно в самом большом филиале в здании автовокзала «Камппи»), но это будет стоить в два раза дороже.
• Отдельной строкой стоит упомянуть этнические сувениры из Лапландии. Собственно говоря, если вы хотите купить что-то действительно аутентичное и недорогое, то надо ехать на север – в Оулу и выше по карте. А можно побродить летом по рыночным площадям – там всегда найдется что-то любопытное. Или полезное, как горы оранжевой морошки (lakka) прямо из Лапландии. Ее, пропитанную северным солнцем, привозят на продажу в конце августа.

В Хельсинки традиционные сувениры из оленьего рога, дерева и кожи продаются на Рыночной площади (Kauppatori) и в сувенирных магазинах, таких как, например, Kankurin Tupa (Pohjoisesplanadi 35). Здесь, главное, не растеряться среди теплых варежек с узорами, саамских шапок, ножей с рукоятками из оленьего рога и кружек из арктической березы. И магнитов с оленями… которые, конечно, к поделкам саамских мастеров не имеют никакого отношения…

Ксения Кошелева

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s